Звезды »
15:22 1 июня 2016

Потребность артиста — исповедоваться на сцене

В номинации «Лучшая актриса» на главной театральной премии страны «Золотая маска» в этом году победила 27-летняя Мария Смольникова. Звезда спектакля «О-й. Поздняя любовь» и фильма «Сталинград» рассказала «Москвичке» о времени, экспериментах, Ленине и группе продленного дня.

— Вы получили «Золотую маску» за роль в спектакле «О-й. Поздняя любовь», поставленном в Школе современной драматургии Дмитрием Крымовым. Успех налицо. При этом, слышал, вы поступили в ГИТИС аж с третьего раза. Как так?

— В первый раз я поехала поступать сразу после школы и практически ничего о театре не знала. Я была такой... Что и сама бы себя никуда не взяла.

— Робкой и трепетной?

— Чрезмерно. Я была совершенно неуверенной в себе девочкой с робким тихим голосом. Этаким олененком, попавшим в большой город. Вот на основном конкурсе и срезалась.

— Переживали сильно?

— Еще как! Я вообще не представляла, что мне дальше делать, потому что ничего не умела. Слава богу, в родном Екатеринбурге меня взяли в мою школу вести группу продленного дня. С моим ростом и комплекцией среди старшеклассников я потерялась бы, а тут вокруг меня были малыши. Я придумывала им интересные задания, играла с ними. Я ведь сама в театральную студию ходила с первого класса, так что знала, как заниматься с ребятней.

— С 1-го класса? Солидный стаж!

— Да. Эта студия имела для меня куда больше смысла, чем учеба в школе. Там было все: и страх, и радость, и мальчик, в которого я была влюблена.

— Однако вы не поступили и на второй год...

— Увы. И опять уехала в Екатеринбург. А оттуда — в Нижний Новгород, к друзьям-актерам, позвавшим меня в местный ТЮЗ. Представляете, там у меня, человека без образования, было несколько главных ролей. Я даже Джульетту сыграла! Это был такой кайф!

— В чем кайф актерства?

— Меня всегда притягивал в этой профессии риск общения с людьми. Я же раньше была очень скромной и зажатой. И первое, о чем думала, выходя на сцену, — что обо мне думают зрители, что они от меня ждут и смогу ли я им это дать.

— А теперь?

—  Теперь я понимаю, что все не так страшно. Теперь я чувствую свою наполненность, смотрю зрителям в глаза и веду перед ними постоянную исповедь. В этом есть большая опасность — вспыхнуть и сгореть. Но пока я просто иду за своим сердцем.

— И вот сердце довело вас до престижной театральной премии «Золотая маска». Если честно: что эта премия дает артисту?

— Это всего лишь бонус для привлечения внимания. Вчера тебя не знал вообще никто, а сегодня кто-то, может, и поинтересуется, что это за актриса такая, получившая премию. Вдруг она неплохая? Надо присмотреться!

— Я вот тоже сейчас сижу и к вам присматриваюсь... Вам не говорили, что вы похожи на знаменитую французскую актрису Жюльет Бинош?

— Говорили. Но она такая женщина... А я пока только учусь ей быть.

— Однако сложно представить, что с такой внешностью в спектакле Дмитрия Крымова «Горки-10» вы играли самого Ленина.

— Ой, это была удивительная история! Представляете, однажды, после репетиции, я пришла в столовую, где рассказала своим ребятам о сне. Мне приснился Ленин! Он позвонил в дверь моей квартиры. Я открыла. Он стоял —невысокий, рыжий. «Ты не переживай, я ненадолго, — сказал он. — Просто посмотрю, как здесь теперь». И прошел на мой балкон... Я поведала об этом сне, и в тот же момент Крымов сказал, что уже утвердил меня на роль Владимира Ильича. Мистика!

— Вы любите эксперименты?

— Очень! Хотя в чем-то я слишком консервативна. Меня пугает человеческая чернота, желание показать на сцене убийства, обнаженные тела, разврат.

— А понимаете, откуда нынче у театральных режиссеров страсть экспериментировать с русской классикой?

— Знаете... Все люди живут в своем времени. Кто-то забегает вперед, кто-то отстает на десять лет, на пятьдесят, на сто. И кому-то из них те постановки, что делает Малый театр — замечательные, кстати! — очень нужны.

Однако многим этого уже мало, они стремятся к новому, к экспериментам, но экспериментам не поверхностным, внешним, а глубинным... Надеюсь, и нам в «Поздней любви» удалось найти глубину.

ПАМЯТЬ

Мой личный Сталинград

Фото: Из архива

Фильмы о войне — это то, что касается каждого. Поэтому я сама боялась смотреть «Сталинград». Но когда посмотрела, меня охватила радость! Я думаю, что нам удалось передать дух доброты, который соответствует тому времени. «Сталинград» показал то светлое, что мы знаем про поколение наших дедушек и бабушек.

       

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...