Разное »
16:37 16 мая 2015

Картошка на рыбьем жире

После Победы страна начала восстанавливаться. Ее будни в течение нескольких лет были в полном смысле слова героическими: разруха, голод, отсутствие вещей и лекарств — таким было горькое эхо военного лихолетья. То время сформировало целое поколение «детей войны». Они не любят вспоминать те годы. И говорят, что пережили их лишь благодаря молодости...

Вот как вспоминает о том времени москвичка Елена Васильевна Старикова, в ту пору — школьница, а затем студентка Третьего медицинского:

— Самым главным чувством послевоенных лет был голод. Изнуряющий, беспощадный и бесконечный. Мы жили в Малом Каковинском переулке, в центре. Зимой холод был лютый, вода, если оставишь ее в стакане на столе, превращалась в лед. Еще в войну мы установили в комнате «буржуйку», причем нам повезло — рядом была вытяжка, и мы «воткнули» в нее печную трубу. У кого не было такого — выводили трубу за окно, тщательно залепив все щели, чтобы не дуло. За время войны и послевоенные годы мы сожгли все, что только можно было придумать — стулья, еще кое-что из мебели, огромное количество книг. Существовали некие ордера на дрова, и мама изредка получала их. Вот это была радость! Ближайший дровяной склад, кстати, находился на углу Плющихи и Ружейного переулка.

Мама моя когда-то окончила Институт благородных девиц и преподавала в школе № 50, что в Кропоткинском переулке, а по вечерам училась — как многие, чтобы получить диплом, хотя знала она, конечно, очень много. Ну а в свободное время она давала бесконечные уроки. С ней расплачивались продуктами — картошкой, например.

Никогда не забуду, как к нам впервые пришла в гости моя подруга Соня. Брат и мой будущий муж жарили на сковороде картошку на рыбьем жире. Соню пригласили за стол (в нашем доме существовало неписаное правило — каждого пришедшего к нам гостя нужно было накормить).

Соня любит вспоминать этот случай и до сих пор морщится, вспоминая «аромат» и неземной при этом вкус «рыбной картошки».

Так что один, говоря современным языком, тренд того времени мы уже обнаружили: пытаясь спасти свои семьи от голода, женщины, оставшиеся без поддержки «сильного плеча», работали и учились одновременно. Ну а роль главы семей нередко велено было играть старшим детям. Так было, например, у нас — старшая сестра Катя взяла на себя заботу и о нас, и о маме...

А вот что было наслаждением, так это баня! Порой туда приходилось стоять несколько часов в очереди, но ожидание компенсировалось с лихвой; кроме горячей воды, тут можно было получить малюсенький кусочек странного черного мыла, которого в обычной жизни не было «как класса». И — помыться! По-человечески...

Повторюсь: мне кажется, что такого голода, как в первые годы после войны, больше у нас и не было. Но году в 1947-м отменили карточки.

Примерно за год до этого открылись первые коммерческие магазины — правда, купить в нем товары могли лишь зажиточные люди. Отмечу второй тренд того времени — это выменивание вещей — на еду, продукты, и еды — на вещи. Нам, к сожалению, выменивать было нечего...

Предельно скромным был быт. Одежды не хватало настолько, что современному человеку трудно себе это представить... Но это правда — у нас было по одной паре парусиновых ботинок на все сезоны. Брат Леша, когда ему исполнилось 14 лет, отправился работать на Завод имени Сталина. Его скромная зарплата, вливаясь в семейный бюджет, укрепила его невероятно! А «задышала» страна только года с 1950-го...

Как ни покажется удивительным, тот невероятно сложный и непонятно как пережитый период сейчас я вспоминаю тепло. И не могу выбросить ни кусочка еды. Как и все, кто пережил те годы...

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...