Культура »
19:30 5 августа 2014

Диего Веласкес и его герои: путь от трактирной стойки до королевского дворца

6 августа исполняется 354 года со дня смерти великого испанского живописца.

Веласкес умер, выполняя дело государственной важности. В июне 1660 года он, придворный живописец, поехал во Францию, чтобы лично доставить в Версаль портрет дочери короля Филиппа IV. За год до этого закончилась война между Францией и Испанией, длившаяся четверть века. Монархи решили скрепить мир, поженив своих детей, инфанту Марию Терезию и Людовика XIV. Пожилой художник организовал все приемы и торжества, сопровождал королевский кортеж и даже присутствовал на обручении на острове Фазанов, на реке, пограничной между Испанией и Францией. По возвращении Веласкес слег с приступом лихорадки и вскоре скончался, несмотря на усилия лучших королевских лекарей.

Он прожил 61 год — огромный срок для эпохи, когда немногие доживали до тридцати. И жизнь была очень насыщенная. Веласкес стал одним из художественных символов своего времени. Самые крупные коллекции его работ выставлены в Музее Прадо, в Художественном историческом музее Вены и в американских музеях.

К сожалению, ни в одном московском музее картин Веласкеса нет. Чтобы посмотреть на его работы, не выезжая за пределы России, надо сесть на «Красную стрелу» или «Сапсан». Несколько работ Веласкеса хранится в Эрмитаже. Именно так — «несколько». Точное число назвать трудно Бесспорно принадлежат великому испанцу «Завтрак» и «Портрет графа Оливареса». А еще несколько картин — «Мужской портрет», «Голова смеющегося мальчика», «Мужская голова в профиль», два портрета Филиппа IV (один в полный рост, другой погрудный) — вышли «из мастерской Веласкеса». Может, их нарисовал он, а может, работали его ученики, а маэстро только поправлял.

Александр Якимович, доктор искусствоведения, член Российской академии художеств, автор книги о Веласкесе, считает, что все-таки погрудный «Портрет Филиппа IV» с большой долей вероятности принадлежит кисти придворного живописца. Таким образом, примем версию, что в Эрмитаже три картины Веласкеса. И все они очень характерны для разных периодов его творчества.

1. «Завтрак» (около 1617 — 1618)

Типичный ранний Веласкес. Двое мальчишек сидят за столом со стариком. Жанр называется «бодегонес» - это сценка в трактире, харчевне, обычно с участием простолюдинов. В картине Веласкеса чувствуется влияние его кумира Караваджо: игра света и тени, резкая контрастность, темный фон, предельная реалистичность изображения.

Фото: velaskes.ru

«Завтрак».

Говорят, в образе мальчишки справа юный художник изобразил самого себя. Очень даже может быть.

— Веласкесу в момент написания картины около 18 лет, — говорит Александр Якимович. — Очень темпераментный молодой человек, да еще с португальской кровью. А в представлении испанцев португалец — человек особенно горячий, особенно сильно любящий вино и женщин, владеющий шпагой. В общем, человек опасный, с которым надо держать ухо востро. Как и мальчишки на картине. Кто они, непонятно. Но явно подозрительного вида — такие могут и ножиком пырнуть, и кошелек увести.

В те годы Веласкес жил в Севилье — колоритном портовом городе с весьма скверной репутацией.

— Умножьте все, о чем написано в классических испанских пьесах, на сто  и вы представите себе эту живую атмосферу Севильи XVII века, - описывает Александр Клавдианович. — Бурная уличная жизнь, бродяги, бандиты… Веласкес учится в мастерской одного из лучших мастеров, но в нем кипят юношеские страсти. И он не идет по академическому пути. Он хочет писать реальных людей  вот этих вот, дурно пахнущих, которые поутру в трактире закусывают. И запечатлевать эту среду натуралистически.

И все-таки «Завтрак»  больше, чем жанровая сценка. Он полон символов. Обратите внимание: взгляды собеседников не пересекаются, их лица будто вписаны в круг. А что у них на столе? Хлеб, вино, рыба в миске и большой гранат. Хлеб, вино и рыба  символы Христа. А гранат, в котором под одной оболочкой много зерен  символ единения людей в лоне христианской церкви.

Фото: wikimedia.org

Портрет графа-герцога Оливареса

 Всего через 5 лет, в 1623 году, Веласкес переехал из Севильи в чопорный Мадрид, столицу самой огромной в мире империи, которая простиралась от Филиппин на востоке до Бразилии (она была тогда испанской, а не португальской колонией) на западе,  говорит Александр Якимович.  И его манера изменилась.

2. Портрет графа-герцога Оливареса (1638)

А это уже совсем другой Веласкес. Это  если говорить о художнике  придворный живописей. А если говорить о модели  это фаворит короля Филиппа IV, практически подчинивший его себе.

 Оливарес позволял себе грубо обращаться с супругой короля, шпынять придворную знать, вмешиваться в мировую политику и делать явные глупости, - комментирует Александр Якимович.  Это повторение портрета, написанного в тот год, когда король решил ко всеобщему облегчению отстранить Оливареса от себя. Тем более, что фаворит начал проявлять признаки психического нездоровья. Портрет, как видите, очень скромный: никаких украшения у Оливареса нет, зато выражение плебейской физиономии горделивое.

3. Портрет Филиппа IV (между 1656 и 1660 годами)

Один из множества портретов короля, которые Веласкес написал за 35 лет работы при дворе. Монарх одет в простой черный костюм, без знаков величия, выглядит усталым. Видна сильно выпяченная нижняя челюсть  «габсбургская губа». Династию Габсбургов погубили многочисленные близкородственные браки, которые приводили ко множеству генетических аномалий у потомства. Филипп II оказался предпоследним представителем дома Габсбургов на испанском престоле. Его единственный законный и доживший до совершеннолетия сын Карлос II был полным физическим и психическим инвалидом и не сумел продолжить династию, это стало причиной Войны за испанское наследство. 

Фото: Staratel.com

Погрудный портрет короля Филиппа IV.

 Судя по его картинам, Веласкес понимал, что Испания впадает в исторический застой, превращается в огромное мертвенное болото,  говорит Александр Якимович.  Впрочем, что он на самом деле об этом думал, неизвестно.

Но привела ли роль придворного живописца самого художника к творческому застою? Ведь работать приходилось по строго заданным канонам. По мнению Александра Клавдиановича, она его, напротив, обогатила.

 Во-первых, Веласкес получил возможность съездить в Италию, мировую живописную мастерскую,  перечисляет Александр Якимович.  Он стал мастером полутонов, мастером изящного мазка. Во-вторых, он стал хранителем королевской коллекции картин, которая была по объему больше, чем луврская. Он жил среди шедевров, а глаз у него был цепкий, острый. Из его мастерской открывалась дверь в королевскую галерею, и он мог не просто рассматривать картины, но и брать их в руки, поворачивать под любым углом. Такой возможности нет даже у сотрудников Эрмитажа  ведь это режимное учреждение.

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...