Кто это? »
19:16 30 июня 2014

Михаил Липскеров: «Москвичи – самый сентиментальный народ в мире»

1 июля Михаилу Липскерову – 75 лет.

Михаил Федорович – сценарист любимых анимационных фильмов «Что страшнее», «И смех, и грех», «Ограбление по…», «Новый Алладин», «Последние волшебники», «О море, море», «Уважаемый Леший». Роман писателя «Белая горячка» входил в лонг-лист национальной премии «Русский буккер» и «Черный квадрат».

Накануне юбилея Михаил Липскеров рассказал «Москвичке» о своей родной Москве, о сыне – известном писателе Дмитрии Липскерове, об анимации, которой посвятил свою жизнь, о друзьях, среди которых семья актрисы Юлии Рутберг.

- Михаил Федорович, действительно ли, ваш прапрадед подрабатывал, говоря современным языком, «спичрайтером» у царя?

- Не совсем так. Мой двоюродный прапрадед Абрам Липскеров начинал, как стенографист у Каткова, был секретарем у Плевако. А потом весьма удачливым издателем. В его газете «Новости дня» печатались Чехов, Гиляровский, Дорошевич и очень одобрительно о нем отзывались.

- Почему накануне своего 70-летия, в 2009 году, вы отправились в «сентиментальное путешествие к центру Москвы»? Как вам подсказывает ваш богатый жизненный опыт, Москва – чувственный город? Возможно, Москва страдает сентиментальностью?

- Москвичи - самый сентиментальный народ мира. Он готов плакать над поцелуем в диафрагму. А если еще и выпьет при этом…?

- Герой вашего романа «Путешествие к центру Москвы» «центровой парень». Петр Мамонов рассказывал мне в интервью, что он тоже был центровым. Объясните, пожалуйста, чем центровой малый отличается от молодого человека, выросшего на окраине Москвы, и лично в вас что осталось от «центрового москвича»?

- Это – чувственное понятие, ощущение Москвы, ощущение себя увеличенным в размерах пупом земли. Кстати, Мамонов – это следующее поколение и, пожалуй, последнее, «центровых москвичей». Кстати, мы и жили на расстоянии 15 минут хода друг от друга. Он – на Большом Каретном, а я – на углу Петровского бульвара и 3-го Колобовского. Да, и учились в одной школе №186. Рядом МУР – самое высокое здание Москвы. С него Колыма видна. Мы все знали, что это такое. А еще знали: что такое война. И что такое жизнь в подвалах тоже знали. И где бы мы не жили, кем бы не стали, были и остались Центровыми парнями.

- На ваш взгляд, квартирный вопрос продолжает портить москвичей, или уже испортил так, что дальше некуда?

- Боюсь, что такого понятия «москвич» уже нет. Это – самоощущение. А квартирный вопрос – дело десятое. Он во всей России одинаков. А когда исчезнет, будет уже другая Россия. Не думаю, что увижу ее.

- В вашем романе о Москве есть фраза, за которой можно увидеть причины всех бед России: «Россия – родина обоюдных интересов». Как нужно жить в России, по каким законам, чтобы максимально упростить себе жизнь (все-таки герой вашего романа «Путешествие к центру Москвы» «необыкновенно сложный в своей простоте герой»).

- Да, я уже и не помню, что она означает. Возможно, заставляет задуматься, поломать голову? У меня все книги о России. Я объездил, обходил ее всю: от Москвы до самых до окраин… Считаю себя патриотом, и в то же самое время, либералом. Если кто скажет против, пошлю…

- Во многих романах и повестях ненормативную лексику вы сокращаете с помощью многоточий? А ведь если бы сейчас, после запрета «мата» в литературе, кино, на сцене, то роман «Путешествие к центру Москвы» и не вышел бы?

- Последний роман, который вышел у меня в первозданном виде, был «Жаркой ночью в Москве». Книга «Из Фейсбука с любовью» в бумажном варианте не вышла вообще, а роман «Весь этот рок-н-ролл» пришлось цензурировать, хотя закон еще и не вступил в силу. Если так дальше пойдет с запретами, то скоро нельзя будет ходить летом в сандалиях без носков.

- Вы – «пенсионер союзмультфильмовского значения» (как сами иронично о себе сказали). Как «Союзмультфильм» заботится о своем сценаристе?

- А почему он должен обо мне заботиться? Любовь осталась. К тому же «Союзмультфильма» больше нет.

- Как вы относились к тому, что звезда советского кино Олег Видов, став гражданином США, владел правами на прокат продукции «Союзмультфильма»?

- Не Видов, а его жена. Она владела ими по законно заключенному договору за очень большие по тем временам деньги. К тому же она реставрировала фильмы, без чего они бы погибли, а об этом почему-то все забыли.

- На ваш взгляд, российская анимация переживает расцвет? Все-таки фильм Александра Петрова «Старик и море» в 2000 году получил американскую премии. «Оскар»?

- У нас много снято хороших мультфильмов. Меньше, чем раньше, но есть чем гордиться. Только, чтобы наш народ ими гордился, он их должен видеть. А с этим пока проблемы. Причем большие.

- Каким фильмом, снятым по вашему сценарию, вы гордитесь больше всего, и почему?

- «Что там под маской?» режиссера Станислава Соколова. Это серьезная работа, где много планов, много аллюзий или иллюзий. Горькое кино. До него я как-то все больше смеялся, а в нем понял сладость плача.

- Ваш сын – Дмитрий Липскеров – драматург, писатель, донжуан, бизнесмен. На ваш взгляд, в чем истинное признание Дмитрия? Кем вы советовали ему стать? (Дмитрий окончил актерский факультет Щукинского театрального училища).

- Никем не советовал. Но всячески поддерживал его, когда он начал писать. У него много истинных призваний. Главное, что он - свободный человек.

- Юлия Рутберг рассказывала мне в интервью, что она училась вместе с Дмитрием, и они очень дружили. Нравится ли вам Юлия Рутберг, не общались ли вы ее с ее родителями?

- Юлия Рутберг со дня своего рождения и по сей день называет меня «дядя Миша». Я был первым, кто в СССР написал статью (в «Комсомолке») об эстрадной студии МГУ «Наш дом», которым руководили Алик Аксельрод, Марк Розовский и юлькин папа Илюша Рутберг. А мой папа – актер и педагог Федор Липскеров защищал ее на всех уровнях.

- Есть ли в жизни счастье? Может, в России так мало счастья, потому что русский человек привык повиноваться судьбе? Вы – счастливый человек?

- Почему «мало счастья»? По опросам русский народ вполне удовлетворен своим положением. Ну, это – народ. Люди – похуже.

- Отдельно – о «киношном счастье»? Встречали ли вы в своей жизни счастливого режиссера, актера, сценариста?

- Не знаю. В общении с режиссерами, актерами, сценаристами мы тему счастья как-то упустили.

- Объясните, пожалуйста, кто такой «рядовой советский джентльмен» (этот термин часто употребляется в ваших книгах)?

- Липскеров Михаил Федорович.

- Одним словом, охарактеризуйте, пожалуйста, свою юность, молодость, зрелость и жизнь на пенсии?

- Бис!

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...