Кто это? »
19:02 27 июня 2011

ВУДИ АЛЛЕН В ОДЕССЕ

Откровенный разговор Каждый год участники театрального фестиваля «Мелиховская весна» радуют и удивляют поклонников Антона Павловича Чехова талантливыми постановками. В этом году молодые актеры Одесского академического русского драматического театра сыграли спектакль «Рецепт любви», поставленный по чеховским юмористическим рассказам. Судя по восторгу, с которым публика приняла спектакль, он ей очень понравился: с присущим одесситам чувством юмора актеры легко и изящно сыграли чеховскую иронию. Наш собеседник — директор театра Александр КОПАЙГОРА. — Александр Евгеньевич, в прошлом году вы привозили одну из самых сильных пьес Чехова «Дядя Ваня» в постановке Леонида Хейфеца. Она стала сенсацией фестиваля! А на этот раз показали легкую, незамысловатую пьесу, поставленную по рассказам Чехова. Почему? — Три года подряд мы показывали на фестивале в Мелихово серьезные пьесы Чехова. Их ставили мэтры, играли народные артисты. А на этот раз решили, что легкие, смешные, игривые рассказы Антона Павловича тоже заслуживают внимания. И привезли спектакль «Рецепты любви», поставленный по его четырем ироничным рассказам. В нем заняты молодые актеры. Это и грустная, и смешная пьеса о глупостях, которые совершают все влюбленные. А кому еще играть это, как не молодым? —  Как говорят в Одессе, «все влюбленные немножко больны на голову». Одесситам присущ свой юмор, который ни с каким другим не спутаешь. А есть ли в нем что-то общее с чеховской иронией? —   Это абсолютно разный юмор. Одесский взращен ста тридцатью двумя национальностями, проживающими в этом городе. Порой он кажется лобовым, особенно когда одессит оперирует фразами, вроде «вас здесь не стояло», «где вы идете» или «две большие разницы». А чеховский юмор — очень красивый, читая, наслаждаешься и понимаешь, что это действительно тонко и даже удивительно. Из одесского юмора рождались анекдоты, а из чеховского — афоризмы и крылатые фразы. — Какой из нынешних спектаклей театра по духу ближе всего современным одесситам? — Удивительная история вышла с пьесой Виктора Шендеровича «Одесса у океана» в постановке московского режиссера Михаила Чумаченко. Пьеса об эмигрантах из Одессы, проживающих в Америке. Главный герой — выходец из Одессы и, несмотря на то, что живет за океаном, по менталитету, говору, поведению и манерам все равно остается типичным одесситом. Зрители смеются, потому что узнают себя... — Вашему театру в нынешнем году исполняется 136 лет, он старейший в Украине. В его становлении принимали участие самые разные люди: купец А. Великанов, антрепренер Н. Милославский, бизнесмен Ф. Рафалович и даже председатель Одесского Губисполкома Андрей Иванов. Такие разные люди, и все отличались любовью к театру? — Когда-то в здании театра располагались хлебные склады. Тогда они назывались магазейны: наверху хранились мешки с мукой, а внизу была пекарня, где продавались хлеб и булочки. Таких складов по всей Одессе было много, торговля мукой представляла интерес для спекулянтов. Но, когда в городе появился телеграф и лопнула одесская биржа, спекулянты уже не могли задирать цену на муку, и склады стали закрываться. Среди них оказался и наш магазейн. В это же время в Одессе сгорела опера. Используя эту ситуацию и зная страсть одесситов к театру, купец А. Великанов купил здание хлебного склада, достроил его и открыл первый русский драматический театр в Одессе. Но так как он занимался торговлей, то театральное дело у него не пошло. Здание перекупил предприниматель Ф. Рафалович и нанял для руководства театром ведущего в Украине антрепренера и актера Н. Милославского. Милославский отлично знал театр, любил его и вскоре от зрителей отбоя не стало!.. Что же касается революционера Андрея Иванова, то более далекого от театра человека трудно себе представить. Сомневаюсь, что он вообще там бывал. Но, как было принято в советское время, его именем назвали улицу, завод, туберкулезную больницу, а заодно и… театр. Самое смешное, что после того, как Украина стала независимой, все названия сменили, и только театру не разрешали этого сделать. Лишь в этом году с огромным трудом мне удалось добиться смены названия. И мы, наконец, стали называться Одесским академическим русским драматическим театром. — Обычно в театре один художественный руководитель, а у вас руководство труппой осуществляет группа московских режиссеров — Алексей Литвин, Сергей Голомазов (главный режиссер Театра на Малой Бронной), Алексей Герба, Михаил Чумаченко. Они ставят почти все ваши спектакли. — На этот шаг мы решились от безысходности. По материальным причинам в театре долго не было главного режиссера: область не могла купить трехкомнатную квартиру, которая в Одессе стоит очень дорого, и обеспечить серьезный оклад. За те деньги, которые сегодня должен получать наш главный режиссер, ни один уважающий себя профессионал не пойдет на эту должность. Решили приглашать режиссеров со стороны, и их же попросили осуществлять художественное руководство театром. Первым был мэтр Леонид Хейфец, он «подтянул» своего ученика Алексея Литвина, тот пригласил друга Алексея Гербу, к ним присоединились Сергей Голомазов и Михаил Чумаченко. Все они дружат, и когда кто-то приезжает ставить спектакль, то следит и за остальными постановками. Это был рискованный эксперимент, но он оправдал себя. Все теперь идет своим чередом: актерам дают роли, меняют составы, спектакли выходят вовремя. Недавно я с Алексеем Литвиным встретился в Киеве, чтобы пригласить выпускников театрального училища в наш театр. Сейчас вот все вместе ищем пьесу, подходящую для старейших актеров труппы... —   Я обратила внимание, что в вашем репертуаре есть две пьесы Вуди Аллена: «Тараканьи бега любви» и «Из жизни «Большого Яблока». Нравятся зрителям спектакли этого признанного мастера кино? — Несмотря на то, что в этих пьесах время от времени проскальзывает чисто американский, то есть очень своеобразный юмор, они просто великолепны! Режиссер-постановщик спектаклей Михаил Чебоченко подружился с Вуди Алленом на стажировке в Дюссельдорфе. Устроители организовали им встречу на двадцать минут, а она продлилась более полутора часов. Так они нашли друг друга, благодаря чему одесситы узнали и полюбили героев пьес Вуди Аллена. — Многие, особенно те, кто не бывал в Одессе, представляют себе типичного одессита по «Одесским рассказам» Бабеля. С тех пор одесситы сильно изменились? — От того юмора, говора, манер мало что осталось, язык стал более современным. Но, как и тогда, у каждого одессита в душе живет огромное желание подтрунивать друг над другом и над собой. И обычные люди, и мы, театральные, не упускаем случая подначить друг друга. Но я бы сказал, что одесский юмор — он для каждого времени свой, хотя Одесса по-прежнему многонациональный город. Я родился на Молдаванке, и в моем дворе было семнадцать национальностей: гагаузы, русские, евреи, молдаване... Но со временем все становились одесситами и принимали наши правила игры, наше умение и желание шутить над жизнью, друг над другом, над собой. Что же касается Бабеля, то у нас долго шла его пьеса «Закат», которая всегда собирала полные залы. Это я к тому, как одесситы понимают, любят и ценят тот одесский юмор, который Исаак Бабель так талантливо отразил в своих произведениях. Мы, кстати, первыми в Союзе нарушили негласный запрет на постановку его пьес. И сделали из «Заката» настоящую легенду. А когда пришло время снимать пьесу с репертуара, то решили, что лучше поставить ее уже невозможно. И нам не нужно было, чтобы одесситы говорили: «А вот та пьеса Бабеля была лучше». Есть легенды, которые нельзя трогать, лучше оставить их легендами...

Беседовала Елена КАРЧЕВСКАЯ

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...