Звезды »
15:43 15 ноября 2011

Авдотья СМИРНОВА: ФРИК И «ШИЗА»

Она не выносит жанра авторской песни и не понимает, кто такие культурологи, безапелляционно заявляя: «Если кто так себя называет, он — жулик!» Считала, что режиссеры калечат ее сценарии, и потому снимает фильмы сама. В беседе с Авдотьей Смирновой нам с

Изгнанница общественной жизни Большинство людей на вопрос об этой женщине ответят: она с Татьяной Толстой ведет телепередачу «Школа злословия». В народе программу прозвали «шизой», конечно же, отталкиваясь от первых букв слов названия, но, возможно, вкладывая и более глубокий смысл в это сокращение. Несомненно, в устах народа сленговое слово в отношении ведущих «ШЗ» обретает восхищенно-одобрительные интонации, ведь Толстую и Смирнову очень любят. По образованию она филолог и театровед. Роли колкой критикессы в «Школе злословия» отдается с упоением: «Мы обе, я и Татьяна Толстая, считаем себя фриками и любим фриков». Однако нестандартное поведение своих приглашенных в передачу собеседников она характеризует нелестно. Например, пришлось снять с эфира выпуск с известным художником Александром Шиловым. Он покинул студию на семнадцатой минуте диалога. Смирнова комментирует: «Но он — просто больной. После вопроса о его отношении к творчеству Ван Гога вскочил со стула и убежал». Среди не вышедших на экраны программ — встреча с политиком Александром Беловым (Поткиным). Ведущая рассказала, что СМИ его напрасно представляют «маленьким фюрером». Зрители, присутствовавшие на записи той программы, гомерически хохотали. Смирновой жаль, что передачу почему-то не пустили в эфир. Правда, после ее выхода Поткин мог перестать существовать как политик... Быть ведущей — ипостась Смирновой, где она в кадре. В остальном она остается за кадром. Авдотья — журналист, кинокритик, кинодраматург, режиссер. В последнюю из перечисленных профессий она пришла недавно. На одной из наших встреч новоявленная режиссер так объяснила этот решительный шаг: —  За сценарий присуждают «утешительные» призы, и то редко. Мне, как всякому сценаристу, осточертело, что режиссеры уродуют мои задумки, поняла — лучше пойду и сама свое изуродую! Так была создана картина «Связь», отмеченная призом фестиваля «Кинотавр». Затем последовала еще одна режиссерская работа — экранизация тургеневских «Отцов и детей». Смирнова считает, что лет десять назад повесть была не так современна, а теперь ее срок снова настал. — Авдотья, а что кардинально изменилось за это десятилетие? — Сегодня все мы изгнаны из общественной жизни и загнаны в рамки жизни семейной, поэтому роман Тургенева так актуален. — Ваша свежая работа, которая недавно вышла в прокат, — мейнстрим в хорошем понимании этого термина. Я говорю о картине «Два дня». Почему вдруг?.. —  Продюсеры говорят, что мало жанрового кино для аудитории старше подростковой, что его никто не делает или не умеет делать. Ну вот, пожалуйста, я сделала качественный мейнстрим для широкой публики, но не пóшло. Романтическая комедия всегда сказка. Но, если «Два дня» провалятся в прокате, кинокритикам надо пойти и всем совершить массовое самоубийство, потому что я слышу от вашего сообщества две взаимоисключающие претензии: «российские режиссеры не снимают качественный мейнстрим» и «зритель готов потреблять только г...но». Я считаю, что и то, и другое заявления неправдой. Как прокатчики работают с такими картинами? Я вообще не вижу, чтобы они работали, а расставлять мультики по календарю не есть работа прокатчика. Сняла — и все порезала!.. — В вашей картине большой киношный допуск: у высокопоставленного чиновника в исполнении Федора Бондарчука и неприметной музейщицы Раппопорт любовное приключение, правда, с открытым финалом… — Еще несколько лет назад Федор подошел ко мне со словами: требую любовную историю для меня и Ксении Раппопорт, Авдотья, напиши! Я помнила о его желании и со временем реализовала идею. Наши музейные работники — шайка самоотверженных безумцев, которых мы любим, перед которыми нам стыдно и неловко за страну, за нацию, за культуру. О них страна забыла. Нам очень хотелось о них напомнить. — Сценарий написан совместно с Анной Пармас. Памятуя о вашем высказывании насчет «сама изуродую», спрашиваю — и насколько же режиссер Смирнова испортила свой литературный труд? — Было снято невообразимо больше, чем смонтировано. Я «зарезала» и Каморзина, и Геннадия Смирнова с Бондарчуком — у них были такие уморительные эпизоды, потрясающе смешно. Но эти эпизоды отвлекали, мешали основной линии сюжета. Многое не вошло… Авдотья предлагает высказаться соавтору. Анна Пармас в замешательстве, потом с таким видом, будто решилась на авантюру, выдает секрет: — Вообще-то написан был другой сценарий. Когда я увидела первую сборку фильма… В общем — о, ужас! Это было совсем другое кино. О чем-то другом. Когда пишешь, кажется, и это важно, и то... Но я поняла: Дуня отбросила многое, и как-то сразу все встало на свои места, сложилась история. Мне картина очень нравится. —  Авдотья, для красочной сказки потребовался совсем не большой бюджет. Спасибо оператору-постановщику Максиму Осадчему — в малой форме камерной ленты пейзажи роскошны, кадры внятны. А где вы отыскали то природное и музейное роскошество, что мы видим в кадре? — Сначала была мысль снимать в одном музее-заповеднике, и он действительно оказался дорог для аренды. Поэтому нашли неподалеку от Москвы недорогую усадьбу Абрамцево, где шла реставрация. Знаете, она вообще пустая, жуткие комнаты, где слышится эхо. А все, что вы видели в картине, — декорации, все-все рукотворное. Вот такой у нас гениальный художник Екатерина Залетаева. Приходит ко мне эта задумчивая женщина в шляпе и предлагает: а давай там будет сфинкс! Зачем, Катя?! Ну так, романт к... И вот от этого «романт к» я оттолкнулась и дополнила сюжет. —  Вы солидарны с героиней, которая выбирает брак по расчету, или с музейной работницей, ждущей неземной любви? — А я, как Шариков, не согласна с обоими — и с Энгельсом, и с Каутским. Я вижу правду и в позиции одной героини, и в позиции другой. Но если спросить персонально меня, то я с годами стала принципиальной противницей брака как такового, я в него не верю. Я — за свободу... Классовая вражда Когда Авдотья хочет подчеркнуть, что ее мнение — не истина в последней инстанции, она предваряет ответ фразой-цитатой: «Вот стою я перед вами, простая русская женщина, мужем битая... и далее по тексту...» Другая ее присказка: «Два мира — два Шапира». Это значит, что она будет говорить о контрастах и полярностях. Например, об интеллигенции и власти. — Дуня, вы верите в счастливый союз ваших героев из фильма «Два дня»? И на их примере в общем и целом — во взаимопонимание между такими далекими друг от друга категориями людей? — Нет. Чиновничество и интеллигенция — два класса, которые традиционно друг друга ненавидят и презирают. И правильно делают— у обеих сторон есть своя правота. Величайшая трагедия России на протяжении многих веков — это то, что власть практически всегда унижает интеллигенцию. Я очень много читаю исторических монографий, потому понимаю, что это традиция, берущая начало со времен Ивана Грозного. Отчасти об этом и книга Солженицына «Красное колесо», и замечательная книжка Якова Гордина, которая называется «Право на поединок» с подзаголовком: «Судьба дворянина. 1824—1837». — На ваш крутой взгляд, есть ли среди власть предержащих хорошие люди? — Да, есть. Я с ними сталкивалась. Я их видела. Я с ними общалась. Эти люди в чинах — умные, образованные, энергичные, пытающиеся что-то сделать. Но то, как они при этом пренебрегают интеллигенцией, меня оскорбляет. — И они получают сторицей? —  Представление интеллигенции о власти мне кажется диким. Не надо думать, что большие госчиновники — жуки с Марса. Они люди, а у каждого человека есть своя внутренняя правда. — Периодически поднимается вопрос, что в школьной программе больше уклон надо делать в сторону практических дисциплин, а не преподавать русскую классическую литературу? — У меня однозначная позиция: такой вопрос не может стоять. У нас с вами больше ничего нет. Поводов для гордости у русского человека два: классическая литература и Гагарин. Если это не преподавать, то тогда что преподавать?! Дуня-непроливайка Вряд ли из профессиональной солидарности Смирнова уверяет, что отечественная журналистика, несмотря ни на что, существует, и даже есть талантливые публицисты. Сама она не исключает своего возвращения во вторую древнейшую, так как ей можно зарабатывать кое-какие деньги, не особо мараясь, что не все профессии позволяют. Но вообще — и это ее основное жизненное правило — она предпочитает оставаться «в деле» на тот период, пока изучает это дело. Потом интерес угасает, и душа требует чего-то еще. Так появились драматургия и режиссура. Драматургический материал для своих будущих кинолент она пишет сама. Ранее известными и титулованными стали картины по ее сценариям «Прогулка» и «Дневник его жены» Алексея Учителя, «Глянец» Андрея Кончаловского. Писательница с ехидством говорит о графоманстве драматургов, из которых, по их выражению, льется текст. Авдотья размышляет: дескать, из нее ничего не льется, но, уж если из кого-то налилось, потом все равно надо безжалостно порезать текст. Иначе — до смешного. Цитата из творения одного начинающего сценариста прижилась среди профессионалов в качестве оценочного критерия. Молодой фантазер написал: «Из леса вышел заспанный лось». Как это показать на экране?! Теперь его фразой именуют то, что снять невозможно. Сама Авдотья отказалась от конкретики в сценариях из корыстных соображений. Однажды, в соответствии с ее текстом, помощники режиссера тщетно искали анемоны в Финляндии, где шли съемки. Когда сценаристка узнала о таком формализме, заменила анемоны на пионы. Но впредь перестала указывать даже сезон — а то будут дожидаться стужи или пекла! Есть режиссеры, которых Смирнова называет «культурным кислородом». Создавая свои картины, они не руководствуются тем, что хочет видеть зритель, к чему он готов и на что пойдет в кино. Среди них — Герман и Сокуров. Сегодняшнюю ситуацию в кино Авдотья оценивает как чрезвычайно позитивную и перспективную, благодаря тому, что появились молодые специалисты. Эпохальными Смирнова назвала три российских фильма современности: «Груз-200», «Маленькая Вера» и «Калина красная». По ее словам, это чудо, когда социальная драма превращается в экзистенциальную.

Мила СЛАВСКАЯ

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...