Культура »
14:23 22 декабря 2015

«Последний раз пишу тебе в 1915 году...»

Ровно 100 лет назад эти женщины написали своим близким новогодние послания. Трудно найти столь непохожих авторов. Одна — крестьянка, другая — императрица, обе разлучены с мужьями войной. А третья — поэтесса, на тот момент — благополучная жена.

«Сейчас у нас полоса подарков...»

Марина Цветаева — Елизавете Эфрон, сестре мужа 21 декабря 1915 года.

«Милая Лиленька, думаю о Вас с умилением. Сейчас все витрины напоминают Вас, — везде уже горят елки. Сегодня я покупала подарки <...>.

Але (Ариадна Эфрон (1912–1975), старшая дочь Цветаевой) — сказки русских писателей в стихах и прозе и большой мячик, Андрюше (Андрей Трухачев (1912–1993), сын сестры Цветаевой, Анастасии) — солдатиков и кубики. Детям — особенно таким маленьким — трудно угодить, им нужны какие-то особенные вещи, ужасно прикладные, вроде сантиметров, метелок, пуговиц, папиросных коробок. Выбирая что-нибудь заманчивое на свой взгляд, тешишь, в конце концов, себя же.

Фото: wikimedia.org

Поэтесса Марина Цветаева

Сейчас у нас полоса подарков. Вере (Вера Эфрон (1888–1945), сестра мужа Цветаевой, актриса Камерного театра) мы на годовщину Камерного подарили: Сережа (Сергей Эфрон (1893–1941), муж Марины Цветаевой) — большую гранатовую брошь, Борис (Борис Трухачев (1893–1919), муж Анастасии Цветаевой) — прекрасное гранатовое ожерелье, я — гранатовый же браслет. Сереже на его первое выступление в Сирано 17-го декабря* я подарила Пушкина< издания> Брокгауза. На Рождество я дарю ему Шекспира в прекрасном переводе Гербеля, Борису — книгу былин. <…> Милая Лиленька, пока до свидания. Переписываю Вам пока одни стихи — из последних.

Новолунье, и мех медвежий,

И бубенчиков легкий пляс… —

Легкомысленнейший час!

Мне же — Глубочайший час.

Умудрил меня встречный ветер,

Снег умилостивил мне взгляд.

На пригорке монастырь — светел

И от снега — свят.

Вы снежинки с груди собольей

Мне сцеловываете, друг.

Я — на дерево гляжу в поле

И на лунный круг.

За широкой спиной ямщицкой

Две не сблизятся головы. —

Начинает мне Господь сниться,

Отоснились Вы».

* Сергей Эфрон попробовал свои силы на сцене в спектакле Камерного театра «Сирано де Бержерак»

Открытка 1915 года

 

«Здравствуйте, многоуважаемый муж*...»

Крестьянка Татьяна Соловьева — мужу Ивану 1916-го года 10 января.

«Здравствуйте, многоуважаемый муж Иван Михайлович. Дорогой наш, может быть у тебя нет денег? Почему ты мне не пишешь, ведь я послала тебе 1 рубль. Почта у нас новая… Живы и здоровы. Новостей у нас никаких. Прислали нам бумагу, что Сергей умер от тяжелых ран, а от Ивана ничего неизвестно.

Кланяется тебе твоя жена Татьяна и также кланяются твои дети. Затем, до свидания. Ждем все тебя домой, но никак не дождемся. Ожидаем с нетерпением ответа. Я твоя жена Татьяна»

* Письмо было случайно обнаружено в 1993 году: его заметил прохожий в куче строительного мусора, оставшейся после сноса дома на Пятницкой улице. Во время Первой мировой там располагался военный госпиталь, в котором, видимо, и лежал Иван Соловьев.

«И начертание букв, и слог письма — все в нем выдает человека, едва научившегося излагать свои мысли на бумаге, — говорит профессор Российского государственного гуманитарного университета Борис Илизаров, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. — Несколько слов не удается разобрать вообще».

Штемпель отправления на конверте размазан, понять, откуда письмо было прислано, теперь невозможно. Ясно только, что до Москвы оно шло 4 дня и пришло 14 января 1916 года.

Открытка 1915 года

«Да увенчает Он успехом всякое твое начинание, вознаградит армию...»

Императрица Александра Федоровна — мужу, императору Николаю II

«Царское Село. 31 декабря 1915 года Мой ненаглядный, последний раз пишу тебе в 1915 году. Из глубины сердца и души молю Всемогущего Бога благословить 1916 год для тебя и нашей возлюбленной страны! Да увенчает Он успехом всякое твое начинание, вознаградит армию за ее доблесть, ниспошлет нам победу, покажет нашим врагам, на что мы способны! За 5 минут до твоего отъезда выглянуло солнышко <...>, при 18 градусах мороза! И так как наш Друг* всегда советовал обращать внимание на погоду, то мне верится, что это, действительно, доброе предзнаменование.

А для внутреннего спокойствия необходимо подавить те мятежные элементы, что стараются разорить страну и втянуть тебя в бесконечную борьбу.

Прошлую ночь молилась так, что, думала, душа разорвется и глаза выплачу от слез. Не могу вынести мысли о том, сколько приходится тебе переносить, и все это совсем одному, далеко от нас** — о, мое сокровище, ясное мое солнышко, любовь моя!<...> Не знаю еще, как мы будем встречать Новый Год. Я бы предпочла быть в церкви, — но это детям скучно. На душе так скверно, никак не могу решиться. <...> Целую тебя без конца и остаюсь твоей глубоко, глубоко любящей старой женушкой Аликс».

* Григорий Распутин (1869–1916), к чьим мистическим предсказаниям прислушивались царь и царица.

** Впервые за 21 год совместной жизни Николай и Александра встречали Новый год порознь — царю пришлось выехать в Ставку в Могилев.

Фото:

Оборот открытки, отправленной 28 декабря 1915 года (предоставлена Союзом филокартистов: «Поздравляю Вас и всех Ваших с прошедшим праздником Р.Х. и наступающим 1916 годом. При сем сообщаю, что избранное мною поприще оказалось довольно-таки скучноватым и неинтересным и требующим упорного труда. Учусь пока что на 5...». Отправитель неизвестен

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (2)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:
Гость
12:59 Четверг, 31 декабря 2015
0
0
Ответить
Гость Очень тронуло душу письмо Татьяны Соловьевой к мужу Ивану...Высочайшее уважение и любовь чувствуются в нем...И нескончаемый полет мысли... Как сложилась дальнейшая судьба этой женщины , ее мужа,детей... Прикосновение к истории....
Гость
13:20 Четверг, 31 декабря 2015
0
0
Ответить
Гость

Новости партнеров