Звезды »
12:00 25 августа 2015

Екатерина Рождественская: «Я поменяла профессию - из старого фотографа превратилась в молодого писателя!»

Книга фотохудожника, дочери поэта-шестидесятника Роберта Рождественского «Жили-были, ели-пили» разошлась мгновенно. Издан второй тираж, готовится к выходу третий. Правда, Екатерина заканчивает уже другую книгу, в которой рассказывает о своей работе фотографа и создании знаменитого проекта «Частная коллекция». В интервью «ВМ» автор рассказывает о прошлом, вошедшем в историю как «оттепель», и настоящем.

- Екатерина, литературным трудом вы занимаетесь давно, и все мы с большим интересом читаем ваши интервью с артистами, художниками, режиссерами. Как получилось, что книга о жизни ваших родителей, их друзей появилась только сейчас?

- Интервью – это разговор с собеседником, перенесенный на бумагу, а не собственное творчество. Писать я начала с того, что придумывала подписи к своим фотографиям, и каждый раз эти подписи получались все длиннее и длиннее. Потом попробовала записать кулинарные рецепты, которые помнила с детства - они легли в основу моей книги.

- Наверняка, сложно найти время для написания книги при вашей занятости (Екатерина Рождественская – главный редактор журнала «Семь дней»)?

- Как правило, чтобы зря не терять время в пробках, я пишу в машине на планшете, а потом уже редактирую. Главный принцип – ничего не придумывать. Хорошо понимаю, что если начну сочинять, а не следовать за своими воспоминаниями, то запутаюсь. Пока я могу работать только в жанре мемуаров. Моя книга – это история семьи через кухню. В ней собраны рецепты, комические и трагические ситуации, все то, что происходило на кухне и вокруг нее. Это история жизни, то, что варилось в котлах и, возможно, в головах.

Фотохудожник, журналист Екатерина Рождественская поделилась воспоминаниями о родительском доме и известных людях, которых помнит с детства.

- Далеко не все люди любят погружаться в воспоминания…

- Может быть, это происходит от того, что нечего вспомнить? Или есть события, о которых хочется поскорее забыть. У меня замечательное прошлое, которым, как счастьем и добром, хочется поделиться. Возможно, мои воспоминания помогут людям сравнить и что-то изменить в своей жизни? Хочется, чтобы читатели понимали: не все всегда бывает плохо, есть надежда и будущее. Не нужно быть «лежачим камнем», действуйте, предпринимайте что-то, ведь очень многое зависит от нас самих.

- В 60-е годы наша интеллигенция немало времени проводила за так называемыми «кухонными беседами», во время которых рождались и стихи, и песни, и протесты. А сейчас все встречаются или в интернете, или довольствуются своим обществом. На ваш взгляд, с потерей традиции большими компаниями собираться на столом обеднела наша культура?

- Все меняется, развивается. В прошлые века люди собирались, чтобы вместе вышивать, музицировать, читать стихи. С появлением телевидения встречаться стали меньше, что вполне объяснимо. А сейчас – интернет. Человечество движется вперед, постоянно придумывая что-то новое, и от этих изобретений, на мой взгляд, надо получать удовольствие. Приведу пример: раньше я даже подумать не могла, что поменяю зеркальную камеру на цифровую. Но однажды попробовала, и с тех пор счастливо работаю с цифрой. Теперь я сразу вижу результат труда на мониторе, а когда-то приходилось долго ждать, проявляя пленки в лабораториях. Если раньше ретушировали от руки, что отнимало огромное количество времени, то сейчас есть Photoshop - удобное приложение к творчеству, это прогресс, которым я пользуюсь. Неправильно говорить, что раньше было лучше, во всем следует находить плюсы.

- Если предположить – ваш отец – Роберт Рождественский принял бы интернет, пользовался бы им? Ваша мама – литературный критик Алла Киреева (умерла 15 мая 2015 год) была активным пользователем.

- Если бы интернет вошел в жизнь папы с течением времени, как это было со мной и с мамой, думаю, что принял бы. Главное, все делать постепенно, а не сразу. Потому что сразу - это шок, а постепенно - это жизнь. Папа любил играть в компьютерный теннис, в шахматы. Как правило, он побеждал шахматного гения.

- Екатерина, расскажите, пожалуйста, о самых близких друзьях ваших родителей?

- Это люди из прошлого века, которые уже стали членами моей семьи. Леонид Рошаль был детским врачом моей сестры Ксении, моих детей. Любопытно, что все рецепты Леонид Михайлович подписывал «Доктор Неболит». Иосиф Кобзон – близкий друг моих родителей. Иосиф Давыдович был шафером на моей свадьбе. И много других замечательных людей, составляющих творческую элиту 60-х, 70-х годов, которые приходили в наш дом. К сожалению, многих из них уже нет.

- Какие блюда любят Иосиф Кобзон и Леонид Рошаль?

- Иосиф Давыдович – картошку с жареным луком, а Леонид Михайлович – гречневую кашу с жареным луком. В моей книге есть рецепты этих блюд.

- Белла Ахмадулина приходила в дом ваших родителей?

- Нет. Ахмадулина была очень отдельным, инопланетным созданием. Она жила своей обособленной жизнью.

Фотохудожник Екатерина Рождественская в своей мастерской. Здесь побывали многие известные люди, участвующие в ее проекте «Частная коллекция».

- Людмила Гурченко, о которой пишете в своей книги, - обладательница самой тонкой талии в отечественном кино. Неужели она любила поесть?

- Людмила Марковна ела все, включая булки с маслом. Очень любила вареники, драники, украинские национальные блюда. На диетах Гурченко не сидела, калории не считала. Более того, ела в любое время суток.

- Есть ли среди героев книги те, которые страдали чревоугодием?

- Все страдали. Причем настолько сильно, что просили еду с собой. Моя бабушка Лида тщательно следила за тем, чтобы гости не уходили с пустыми руками. В начале 70-х годов родители купили огромный кузнецовский сервиз из 200 предметов, который раньше принадлежал издателю Сытину.И все тарелки мы раздарили с нашим фирменным блюдом - кулебякой с капустой, осталось 15-20 штук.

- Роберт Иванович умел готовить?

- Папа готовил редко - по настроению или большим праздникам. Всегда делал шашлыки, очень любил их, а есть не мог из-за язвы. Папина мама - моя бабушка Вера, к которой мы ездили в гости, изумительно готовила сибирские пельмени, пироги с черемухой и вязигой. Сам папа предпочитал простые блюда: «мокрый» омлет и так называемую молочную детскую лапшу. Между прочим, многие ровесники папы любили ее, на мой взгляд, ужасно невкусную.

- Откуда такая редкая и красивая фамилия Рождественский?

- Папе в 14 лет дал фамилию Рождественский его отчим. До этого он был Петкевичем. Мой родной дедушка погиб на фронте 1945 году. А Робертом папу назвали в честь Роберта Эйхе.

- Наверняка, у Роберта Рождественского были любимые артисты?

- Папа - автор стихов «Мгновения» и «Песня о далекой Родине» из «Семнадцати мгновений весны», он очень любил Вячеслава Тихонова, с которым стал общаться во время работы над фильмом. Обожал Андрея Миронова, Анатолия Папанова.

- Екатерина, расскажите, пожалуйста, о ваших бабушках и дедушках?

- К сожалению, глубоко копнуть историю семьи мне не удалось. Прабабушка моей мамы жила в Астрахани, была из семьи средних купцов. Ее дочь – моя бабушка - была артисткой балета – невероятно жизнерадостной и в хорошем смысле легкомысленной особой. У нее было потрясающее отношение к жизни, ее радовало абсолютно все! Она была настолько легким человеком, что все называли ее просто Лидка, обратиться к ней Лидия, а уж тем более назвать Лидией Яковлевной, никому даже в голову не приходило. Бабушка меня воспитала. В наш дом приходили артисты балета – уже комические старики и старухи, которые ругались матом, курили «Беломор», травили анекдоты, но я очень любила за ними наблюдать.

- Самое первое воспитание, отпечатавшееся в вашей памяти?

- Я помню дворик на улице Воровского, с памятником Льва Толстого, и трехколесный велосипед, который привез папа. Велосипед был в бумаге, которая пахла маслом. Я села на корточки и стала его рассматривать, а потом взяла и… поехала. Каталась вокруг памятника Льва Толстого, который меня пугал. Дело в том, что птички оставляли на нем следы — то на правом глазу, то на левом, и лицо все время меняло свое выражение. И хоть мама мне все про него рассказала, он все равно меня пугал.

- Говорил ли вам папа, что вы очень красивая девочка? Воспитывал вас как принцессу?

- Нет. Папа воспитывал меня как подругу. С большой любовью и нежностью, но никаких пышных глупостей не было.

- Задумывались ли вы о том, понравились бы Роберту Ивановичу ваши фотопроекты с участием звезд кино, эстрады?

- Не знаю. По большому счету, я придумала это занятие ради мамы, чтобы отвлечь ее от тяжелых дум после смерти отца. Мама была консультантом всех моих проектов, и ей это очень нравилось.

- Алла Киреева славилась своим острым умом, которого побаивались многие писатели и поэты. Осмелюсь предположить, что ваша мама делала критические замечания в адрес журнала «Семь дней», которым вы руководите?

- Поскольку мама меня любила и жалела, то говорила далеко не обо всем, что ей не нравилось. Но фотографии артистов босиком вызывали ее недоумение. Мама спрашивала: «Неужели они все ходят дома босиком?» И продолжала: «Даже если это так, почему я должна смотреть на их голые ноги?» У мамы такая профессия – литературный критик.

- Нет ли в вашей мастерской, где вы фотографируете звезд театра и кино, семейных реликвий?

- Любимое мамино зеркало, которое она купила в 60-х годах вместе с гарнитуром. Именно на это зеркало, стоящее у входной двери, бабушка складывала пирожки, лепешки, кулебяки, чтобы дать гостям с собой. Поскольку оно очень высокое, то не помещалось на даче в Переделкино, куда переехали родители, и я перевезла его к себе в студию. Мама мне потом призналась, что несколько дней плакала, ей было очень грустно с ним расставаться. Когда она стала приходить ко мне на работу, она его навещала, гладила. Это зеркало видело многих замечательных людей. Я его очень люблю и ценю.

- Рядом с зеркалом ваша фотокартина, на которой Людмила Гурченко представлена в образе Юдифи с холста Климта. Как вы работали с актрисой?

- Людмила Марковна с удовольствием взялась за эту маленькую роль, она была готова сняться с обнаженной грудью, но я решила прикрыть ее полупрозрачной тканью. Гурченко репетировала этот образ «сучки» очень тщательно. Коварный взгляд отрабатывала перед этим самым зеркалом. Это был настоящий экзамен для всех нас. Впрочем, обо всем этом я пишу в новой книге, где рассказываю о своей работе.

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...