Разное »
10:12 14 марта 2015

Тоже героини. Но не с фронта

У Бориса Васильева есть рассказ «Старая «Олимпия» — про девушку, которая служила машинисткой при штабе армии. Она гордилась своей негероической должностью, утверждая : «Кому-то надо было считать портянки, чтобы победить»... Наша читательница Людмила Савченко, служившая писарем в стрелковом батальоне, могла бы подписаться под этими словами.

Недавно ветерану трудового фронта Людмиле Сергеевне исполнилось 88 лет. А когда началась война, не было и 16.

— В октябре объявили об эвакуации, но наша семья не захотела покидать город, — вспоминает она. — Я жила в доме в Нижнем Таганском тупике, недалеко — «Землянка» — Земляной Вал, сейчас там большой мост, а раньше дорога шла под горку.

Людмила (в платке) с подругами — медсестрами

Вот стою я в огромной очереди за хлебом, а мимо меня идут люди — кто на санках свое добро вывозит, а кто и на грузовиках — движутся к Рогожской Заставе. Тем, кто остался в Москве в первый год войны, было особенно тяжело! Голод нас преследовал постоянно, магазины были пустые. Мы брали картофельные очистки, перекручивали через мясорубку, смешивали с отрубями и готовили так называемые котлеты или оладьи.

Люся, как и многие девушки, хотела бы уйти на фронт, но понимала, что она не вправе бросить семью. Мама и дядя тяжело болели, другой дядя, раненный под Москвой, лежал в Яузской больнице. Люсе приходилось не только ухаживать за раненым (и за его соседями по палате) и ходить на разгрузку барж с лесом, но и добывать продукты для семьи. А поход в магазин в осажденном городе был все равно что вылазкой на поле боя.

— На площади Дзержинского (сейчас — Лубянская площадь. — «Москвичка») стоял большой гастроном, где нам по карточкам давали продукты, — рассказывает Людмила Сергеевна. — Я приеду туда заранее, пережду бомбежку где-нибудь в подворотне на Театральном проезде, а как прекратится обстрел — бегом очередь занимать в гастроном.

В июне 1942 года Людмила поступила на работу вольнонаемной в 3-й отдельный местный стрелковый батальон. Он располагался в Лефортовских казармах. Девушка стала старшим писарем в обозно-вещевом складе. Паспорта у нее еще не было, ее приняли по метрике. Люся составляла «оборотки» — оборотно-сальдовые ведомости.

— На машинке я печатать тогда не умела, составляла ведомости от руки, — рассказывает Людмила Савченко. — Ответственность была огромная, но мой начальник всегда проверял меня и подстраховывал. Вообще трудности как-то мало вспоминаются, наверное, мы их тогда не особенно-то и замечали. Вот что значит молодость.

Через год стали возвращаться из эвакуации советские учреждения. Людмила перешла в Министерство угольной промышленности. Одной только канцелярской работой обходиться не удалось. Тогда продолжались ночные дежурства на крышах против зажигательных бомб. Однажды произошел случай, которого Людмила Сергеевна стыдится и спустя 70 с лишним лет.

— Дежурили через сутки, я недосыпала... И один раз не пошла на дежурство, представляете! Это ж сколько ветра в голове было...

К счастью, с девушкой обошлись мягко для тогдашнего сурового времени. «Всего-то» судили и назначили штраф в треть зарплаты. Людмила Сергеевна 10 лет проработала в Министерстве угольной промышленности, потом перешла в Министерство лесной и деревообрабатывающей промышленности, где трудилась бухгалтером до выхода на пенсию. В 1950-е несколько лет прожила в Коми АССР, куда был направлен ее муж, теперь она входит в столичное «Землячество Коми». Людмила Савченко вырастила четверых детей, у нее уже подрастают правнуки.  

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...