Кто это? »
17:11 25 мая 2014

Людмила Петрушевская: «Работаю стоя, как Эрнест Хемингуэй»

26 мая драматургу, сценаристу, художнице, писательнице, певице, волшебнице Людмиле Петрушевской – 76 лет. «Москвичка» поинтересовалась у Людмилы Петрушевской – чем она сегодня занимается, что пишет новенькое, может, выходит спектакль по ее произведениям, или мультфильм? Или просто – как она живет, что думает о нашем времени, вспоминает или нет прошлое

Четыре жизни Людмилы Петрушевской.
Пишу ли я что-нибудь новенькое? Именно этим и занимаюсь, пишу ответы. Довольно частая сейчас для меня форма литературы – вчера отвечала на вопросы из Хорватии (там вышла книга «Время ночь», кстати, спустя 25 лет после написания). Они копают глубоко, спрашивают про детство и жизнь при Советской власти, когда я была полностью запрещена. И, как обычно (как будто рассматриваешь старые письма и фотографии) – пытаешься понять, чем же была твоя жизнь. И что она собой представляет сейчас.

А это были две или три (или больше) жизни. Одна – существование в довольно тяжелых обстоятельствах. Иногда без денег. Картошка. Черный хлеб, жаренный на постном масле с чесночинкой. Суп из трех картофелин и антрекота, с сухим укропом и жареным луком. На второе этот же антрекот с жареной картошкой. На ужин яичница с луком и жареным хлебом… Я всегда готовила – пальчики оближешь. Но постоянно гости, домашний театр, сначала кукольный, а потом уже дети подрастают и сочиняют и играют сами. Занятия музыкой с детьми, пианино бубнит, за ужином читаем «Мертвые души» или, давясь от хохота, пословицы из словаря Даля. На ночь – обязательно новую сказку, без этого они не засыпают. Иногда найдешь утром время, чтобы записать. Больше трехсот сказок напечатано, а если бы записывалось все – никакой Шахерезаде бы и не снилось такое собрание еженощных сочинений.

Моя родина мала, света свечки круг.
В этом круге край стола, вереница рук
Крошки хлебушка для птиц, чай для стариков,
Вереница детских лиц во веки веков.

Вторая жизнь (время ночь) – тетрадь и ручка, чтение, рисование акварелью и той же ручкой, летом деревня, огород, в июне едим салат, ботву от свеклы и редиски, варим суп из крапивы. Деревенские жалеют нас: «Стефановна, че эт вы как козы, траву жуете…», несут в миске прошлогодние соленые огурцы
В шесть утра мимо гонят стадо, пастухи поют матерный гимн, один и тот же - «Куда пошла, тра-та-та, а ну, тра-та-та!».

Записываю в тетрадке

теперь я встаю на рассвете
в восточном окне картина
восход желтка
в сыром белке

Поэма «Карамзиндеревенский дневник», чистый верлибр, одна рифма на всю книжку – «ботинки-полуботинки». Наверное, лучшее, что я написала.
Вечерний костер.
И на небе – вечерний костер.

Третья жизнь – в то же самое время - книги, мультфильмы, театр, актеры и режиссеры, друзья-драматурги, подружки - поэты и художницы, редакторы в журналах, которые тебя умудряются публиковать, когда ты запрещена.

И четвертая жизнь, это уже после пятидесяти, когда меня «разрешили» – от Парижа и Лондона до Калькутты, Коломбо и Рио-де-Жанейро, весь мир, фестивали, гастроли, выставки, новые книги, концерты, шляпки, каблуки, сцена, песенки… И блокнот с ручкой в сумке, это мои часто меняющиеся компьютеры.

- Что у меня теперь? 76 лет. Немножко йоги и пилатеса, работаю всегда только стоя, как в 19 веке Акакий Акакиевич и Гоголь, как писал Хемингуэй. В ногах, чтобы не затекали, у меня стоппер, тренажер. Ни мяса, ни капли вина, не курю. Конечно, бессонница и проблемы, но это у многих даже в молодости. Репетиции с моим оркестриком и концерты заставляют держаться в форме. Делаю шляпы, бархатные колье на шею, иногда мне дарят кольца, причем прямо на концертах вдруг подходят, снимают с пальцев…

Времени на внуков и правнуков не хватает. Но я вырастила пятерых, теперь они растят восьмерых сами… Сейчас перепечатываю новый рассказ (фэнтези) о вечной молодости, недавно закончила переделывать пьесу «Кошкин дом два» (из трех актов сделала два), своего часа ждет новый роман «Фармак», существующий в семи рукописях, для окончания надо уехать в деревню без интернета…

- Занимаюсь ли сейчас живописью и музыкой? Готовлю выставку живописи – она скоро, третьего июня, откроется в Литературном музее на Трубниковском дом 17… Вчера написала музыку для новой песенки, в мой день рождения у нас по традиции концерт. Но параллельно возникшая мечта у меня такая, что хочу выпустить полное собрание своих сказок. И книгу поросенка Петра (у меня девять его историй написано), и полсотни загадочных сказок, и три десятка «Морских помойных рассказов», и больше ста «Диких животных сказок», и шестнадцать «Пусек бятых», и «Котенок Господа Бога», рождественские истории на триста страниц, и большое количество сказок для среднего детского возраста (до семидесяти шести лет). Вышло за последнее время десять моих детских книг, но у меня их в разы больше!

- Кого-то поддерживаю? Да. Скоро – 6 июня - я в качестве председателя жюри международного конкурса «Живая классика» буду слушать, как дети разных народов читают русских писателей – и в списке областных победителей вдруг нахожу девочку из-под Оренбурга, которая читает «Котенок господа Бога»! Чуть не заплакала… Бог ты мой, там, в далеком Орске, девочка Анюта нашлась, моя читательница. Она победила в своем городе. Правда, в Москву ее не взяли.
Этот конкурс родился на моих глазах. Замечательная Марина Смирнова, молодой продюсер, которая организовывала фестивали писателей со спектаклями, концертами и выставками и одновременно много занималась детьми-сиротами, она решила основать такой праздник литературы для небольших школьников. Пусть дети всей страны читают со сцены любимых писателей! И сейчас миллионы ребят – из школ и детских домов, из кружков и театров, из России и других стран – участвуют в этом конкурсе. Уже третий год.

6 июня будут названы дети-победители. Их наградят. Они счастливые поедут домой.

Россия-то чем всегда была знаменита в мире? Своей литературой.

- Где люблю гулять? Любимая прогулка – по бульварам, от Никит к Петровским воротам, дальше по Каретному вниз, к Петровке. Там мы готовились к экзаменам в саду «Эрмитаж», ниже была моя школа…Дальше иду почти до ЦУМа и по переулку направо, и там мой родной МХТ. Семь пьес было поставлено. Отдыхать люблю на океане, с плаванием, йогой, массажем. Такой себе тренировочный лагерь. Каторга, одним словом. Очень далеко, в диких местах.

- Люблю дождь или солнце? Я люблю такой дождь, который гениально показан в картине «Я шагаю по Москве». Нормальный летний дождь… Солнце сквозь легкий душ.

Несколько фактов из жизни Людмилы:

Помнит себя с годика.
Дед Николай Феофанович Яковлев был лингвистом и говорил на 11 языках.
Подчеркивает, что ее «проза – женская».
Не любит, когда ее узнают на улице, и поэтому прячется за шляпками.
Любит фильмы со счастливым концом, особенно старые.
Считает себя бунтаркой. Протестовала против ввода советских войск в Чехословакию.
Всем цветам предпочитает цветы в горшках.
7 лет назад создала «Кабаре-Нуар». В репертуаре «Кабаре» песни Эдит Пиаф, Марлен Дитрих и других.

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (0)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:

  • 1
  • ...