Звезды »
12:37 10 октября 2008

Нина ШАЦКАЯ, певица: МОСКВУ ЗНАЮ ЛУЧШЕ ЛЮБОГО ТАКСИСТА

ПРОГУЛКА СО ЗВЕЗДОЙ Глядя на эту эффектную женщину, трудно представить, что ее детство прошло в провинциальном поволжском городке, а не в каком-нибудь легендарном доме на Малой Бронной. Уверенная походка, стать, утонченная элегантность в движениях… Одним словом, порода, которая читается даже в сдержанном лукавстве ее больших черных глаз. Так смотрят только настоящие москвички. Да, но она из Рыбинска… Нашли провинциалку! Она всегда знала, что будет жить в Москве. Не представляла, где и как, просто понимала, что только здесь сумеет полностью раскрыть свои таланты. Раскрыть — чтобы самой от счастья воспарить, свое искусство истинным ценителям дарить, взыскательную публику столицы покорить. Все это ей с блеском удалось, и сегодня певица Нина Шацкая, одинаково гармонично сосуществующая в жанрах русского романса и англоязычного джаза, по праву считается одним из ярчайших явлений отечественной сцены. Мы встретились «под занавес» сентября. Золотая осень в столице всегда смотрится как-то неподражаемо романтично и поэтично. Особенно с высоты 21-го этажа, откуда мы и взирали на «музыкальную» Москву Нины Шацкой.

Аншлаг

в зале мечты

Какое, однако, умное изобретение — стеклянные лифты. За те секунды, пока ты воспаряешь к небесам, успеваешь увидеть город в самых разных ракурсах и перспективах. Эдакий архитектурный слоеный пирог на срезе. Вот уходит под ноги погрязшая в шуме и пыли одноэтажная Москва, ее тут же сменяет пласт типовых многоярусных построек, крыши, крыши, крыши… То тут, то там рвутся к небу упрямые строительные краны, ежедневно вступающие в неравный бой за высоту со штучно вздымающимися к небу высотками. Блестят на солнце купола церквей, кокетливо виляет набережными река, а мы все выше, а вид все лучше. И вот мы уже на самой московской макушке. Господи, какая ж красота! — Нина, а вам бы не хотелось спеть на какой-нибудь московской крыше? — Кстати, хорошая мысль! Только крыша должна быть очень высокой. А что? Посадить туда симфонический оркестр и петь. Представляю, насколько все это будет волнующе — такой вид, такая открытость пространства. Я вообще очень люблю высоту, глубину и прочий экстрим. Это — мое. — А какие менее экстремальные концертные площадки Москвы вам особенно дороги? — Конечно, Дом музыки и зал Чайковского. И прежде всего я их люблю потому, что мне нравится там петь. В Дом музыки я влюбилась сразу, как только он открылся. Я попала на один из первых концертов, проходивших там, и была в полном восторге от этого зала, стала искать способ, как бы там спеть. Тогда ММДМ возглавляла энергичная молодая команда, и они не побоялись предложить мне сцену. Помню, я выступала с симфоническим оркестром. Программа состояла из четырех частей: традиционный романс в сопровождении рояля, англоязычная джазовая программа, ретромузыка и что-то еще. В зале был аншлаг. Это непередаваемые ощущения. А зал Чайковского — это мечта. Когда я начала петь с симфоническими оркестрами, легендарный дирижер Мурад Кажлаев пригласил меня участвовать в сборном концерте, посвященном памяти Клавдии Шульженко. Концерт проходил как раз в Зале Чайковского, а выступала я с оркестром имени Силантьева под руководством самого Кажлаева. Знаете, тогда я почувствовала, что это совершенно другая музыка и совершенно другое ощущение себя на сцене. Я помню, как впервые вышла на сцену и увидела аншлаг в зале. Единожды это увидев, забыть невозможно. Партер, амфитеатр — все забито публикой. Там очень высокий балкон, и люди, как птички, сидят на стульчиках. Словами эти ощущения трудно передать. И я тогда подумала: «Боже мой, это ж моя мечта! Я хочу свой сольный концерт в этом зале». Она осуществилась через несколько лет, и это было счастье. Каждый раз, выступая в Зале Чайковского, испытываю благоговение. Это место я очень люблю. А вот Московская консерватория для меня, к сожалению, проигрывает после питерской филармонии. Тот зал — бывшее Дворянское собрание, наверное, поэтому в нем есть какая-то особая атмосфера, которой в Консерватории мне не хватает. Поход в филармонию в Петербурге был для меня как праздник, несмотря на то что я бывала там каждый день. Здесь такого нет. Зато я очень люблю пить кофе в «Кофемании» рядом с Консерваторией… (Улыбается.)

В «Россию» через Углич

Как и для многих артистов, приехавших покорять столицу, alma mater Нины Шацкой в Москве стал Театр эстрады. Дочь прославленного джазмена Аркадия Шацкого и не надеялась на протекцию и связи знаменитого папы. Она все в своей жизни привыкла делать сама. Так учил ее Он... Хотя будущая звезда джаза и романса всегда хотела жить только в столице, ее путешествие из Рыбинска в Москву растянулось на много лет. Маршрут восхождения на музыкальный Олимп был выбран нестандартный: прежде чем озарить своим талантом Московский мюзик-холл и влюбить в себя завсегдатаев пафосных музыкальных клубов и кафе, Нина успела покорить холодно-требовательную публику пресытившегося культурного Петербурга, поработать в отчужденной полуевропейской Риге и даже съездить на гастроли в лучезарный Кишинев. Но все это было не то — Москва уже влекла и манила. Москва, способная дать все и так же легко отнять. И Шацкая дерзнула! Сегодня говорит, что все получилось на удивление легко. Как будто уникальный чувственный голос тут ни при чем… — Я узнала, что Московский мюзик-холл ищет вокалиста, потому что Пенкин ушел. Пришла, прослушалась, и меня буквально на следующий день утвердили. Просто очень повезло. Вообще после Питера мне уже все казалось легким. Я ведь прожила там довольно долго, закончила институт. В этом городе мне действительно приходилось очень тяжело. Он меня не принимал, и столько трудностей, сколько там, у меня не было нигде. А Москва, она как-то сразу отнеслась с пониманием к моему творчеству. Хотя, конечно, поначалу мое стремление работать здесь выглядело утопией, ведь жанры, в которых я пою, были совершенно никому не нужны. Так что симфонические оркестры в моей московской жизни появились не сразу — все начиналось с ночных клубов. Зато материально обеспечивать себя здесь я могла с первого дня… Я не имела совершенно никаких контактов в Москве, искала педагога. Когда уже начала брать частные уроки в училище Гнесиных, в зал, где я занималась, пришел мой крестный отец — Юрий Алексеевич Рубцов. Очень интеллигентный, приятный человек, типичный москвич. Он меня услышал и пригласил прийти в Театр эстрады, с которого и начались мои первые шаги на большой сцене. Пела я с оркестром Владимира Старостина. Они с Борисом Бруновым очень многому меня научили, за что я им бесконечно благодарна. Я ведь тогда была совершенно нелепая и смешная, но они меня смело приняли в свой коллектив.
Ее мечта — спеть на московской крыше с симфоническим оркестром. Только крыша должна быть очень высокой!
«В Дом музыки влюбилась сразу» А потом жизнь надолго свела ее с канувшей в Лету «Россией». Нина и сегодня вспоминает, как там было уютно. Молодая певица взошла на сцену легендарного зала через… Углич. В то время мама Шацкой работала в этом маленьком древнем городке директором культурного центра. По случаю юбилея местного часового завода решили развернуть масштабную акцию «Мой Углич — капелька России», давшую начало грандиозному проекту, объединившему старейшие малые города страны. Презентация акции прошла на самом высоком уровне в Москве, в концертном зале «Россия». Именно там Нина Шацкая исполнила перед искушенной столичной публикой специально написанную для нее песню о провинциальном Угличе. Благодаря любимой маме большое явление большого явления на большую российскую сцену состоялось… Сегодня Шацкая поет в лучших залах Москвы и Европы, у нее много поклонников, она безусловная звезда. Но, в отличие от многих «коллег» по богемному цеху, в погоне за шиком забывших о простых человеческих радостях, в свободное время Нина очень даже любит побродить по городу. Порой сама удивляется, какие расстояния преодолевает, совершая такие пешие прогулки. Кстати, любовь к московским променадам у нее с детства. Причем с самого раннего.

Люблю Москву за старые дома

— Когда мама была мною беременна, она подолгу гостила в Москве у своей тетки, которая жила на Садовой-Кудринской улице, рядом с планетарием. Она рассказывала, что пробок тогда не было, и она, бессовестно нарушая правила, перебегала Садовое кольцо и шла гулять. Да-а, сейчас об этом даже невозможно помечтать… То есть, еще находясь во чреве моей мамы, я уже вовсю путешествовала по Москве. А в детстве мы часто приезжали сюда с папой на гастроли. Помню, всегда останавливались в ведомственной гостинице, которая находилась на Садовом кольце, прямо напротив Цветного бульвара. Я была подростком, и родители предоставляли мне свободу передвижения. Так вот, еще будучи совершенно провинциальной рыбинской девочкой, я уже хорошо ориентировалась в незнакомом городе. Есть у меня одно качество, которое я сама в себе очень ценю, — у меня напрочь отсутствует топографический кретинизм. Если я где-то побывала, то это место очень хорошо помню. Поэтому я регулярно устраивала пешеходные вылазки из гостиницы и осваивала Москву, шагая вокруг Цветного бульвара. Тогда-то, наверное, и влюбилась в эти места. Вообще я очень благодарна маме за то, что она приучила меня не бояться ни больших проспектов, ни публичных мест. Она хоть всю жизнь прожила в провинции, но отличалась какой-то небывалой для периферии широтой взглядов. Вот и я почувствовала себя здесь на своем месте уже с первого дня. Так сложилось, что вся моя московская жизнь связана с Садовым кольцом, и если я назначаю какую-то встречу, то неизменно в центре. Знаете, я очень люблю ходить пешком, причем помногу, подолгу. Я все Садовое прошла пешком! Когда училась в Питере, мое учебное заведение находилось в самом центре, у Медного всадника, и дорога домой шла через Невский проспект. Причем я обычно шла всякими окольными путями, по маленьким улочкам. Так и зародилась моя любовь к длинным прогулочным маршрутам, это вошло у меня в привычку. Когда приехала в Москву, сами понимаете, друзьями сразу сложно обрасти, поэтому я, конечно, испытывала некое одиночество. В дни, когда мне было нечем заняться, выходила на пешеходные прогулки. Особенно мне нравилось гулять в выходные, когда московские «аборигены» выдвигались на дачу. Ходила-бродила часами. Я тогда жила недалеко от Таганки. Выходила, доходила до Китай-города, проходила по мосту через Москву-реку, попадала в Замоскворечье, прохаживала там все улицы. Еще просто обожала район Патриарших прудов. Сегодня один из любимых московских маршрутов Нины Шацкой начинается с Таганки, проходит по Верхней Радищевской до Китай-города, далее по Солянке вверх к Лубянке, потом через Кузнецкий мост на Тверскую, затем сворачивает на Никитскую, чтобы в конечном итоге завершиться в любимой «Кофемании» у Консерватории. — Я часто испытываю публичное одиночество, признается Нина. — Когда мне нужно подумать и принять правильное решение, как правило, я отправляюсь на прогулку. Что самое удивительное, в такой ситуации могу пройти очень много, идти, не замечая дороги. Причем могу столкнуться нос к носу со знакомым человеком и не узнать его. Такое не раз бывало.

«Всегда знала, что буду жить в Москве»— Какая она, ваша любимая столица?

— Я люблю Москву, прежде всего, за ее старые дома. За Поварскую, за Никитскую, за Ордынку, Остоженку, за Чистые и Патриаршие пруды, за Садовое и Бульварное кольцо. Там я чувствую настоящую Москву. Знаете, в этом году, к своему удивлению, открыла для себя совершенно незнакомое Лефортово. Я частенько бывала в Елоховском соборе — у меня в этом районе находилась репетиционная база. И вот как-то весной после репетиции я пошла прогуляться и зашла в какие-то близлежащие переулки. От того, что я там увидела, была просто потрясена — это ни на что не похоже. У меня в этом районе возникло ощущение, что это та самая Москва, которую описывал Гиляровский. Казалось, она совершенно не изменилась с тех пор: дома с какими-то диковинными наличниками и чердаками, узкие кривые улочки, тишина. И никого кругом! Я прямо прослезилась (улыбается). Я люблю этот город не за публичность. Прихожу в совершенно дикий восторг от пустой Москвы. По ощущениям это похоже на созерцание пустынной саванны где-нибудь в Ботсване или ветреной равнины в далекой Патагонии. В такие моменты чувствуешь некое единение с природой, историей, архитектурой. Люблю Москву при свете дня, когда народу поменьше. В идеале это лето или весна, май…

Все сместилось в караоке

— Говорят, вы Москву лучше любого таксиста знаете? Неужели так пешком всю и изучили? — Да нет. По мере роста благосостояния стала пользоваться такси. (Смеется.) Сами понимаете, учитывая московские пробки, когда надо успеть в несколько мест, выбираешь самые короткие маршруты. Поэтому поначалу я просто присматривалась к тому, как меня возят, а спустя какое-то время сама стала лучшим штурманом. Теперь сажусь в машину и сразу говорю: по едем вот так. Таксисты обычно удивляются, потому что я всегда называю самый короткий путь. Вот такой бесплатный навигатор. — Вы часто бываете в Европе. Как наша Белокаменная после западных столиц? — Она лучшая! Конечно, когда едешь, скажем, по Вене, на тебя производит колоссальное впечатление ее монументальность и размах. А еще там ощущаешь то, что мы, к сожалению, утеряли — связь с нашими дореволюционными предками, с временем, в котором существовал некий средний класс, содержащий в себе интеллигенцию, породу. В таких городах, как Вена, эти люди не просто остались — они представляют большинство. Например, там в каких-то кафешках сидят очень респектабельные господа, для которых легкий шик (не московская гламурность!) — это что-то абсолютно естественное. Это люди, которые живут в достатке, но не кичатся этим. Нашему же обывателю элементарно не хватает внутренней культуры, которая на очень высоком уровне в столичной Европе. В Вене я это очень остро почувствовала. Но все равно, так комфортно, как в Москве, я себя нигде не ощущаю. Для меня очень органичны московская публика и московские люди вообще. — Но неужели в Москве нет творческих кафешек, где за чашечкой кофе можно слушать музыку и часами рассуждать о прекрасном? Вот вы куда любите ходить? — Знаете, сейчас уже никуда не ходим, все сместилось в сторону караоке. С удовольствием бываю там вместе с друзьями и нередко слышу потрясающих вокалистов-любителей, которые зачастую поют лучше профессионалов. Иногда и сама присоединяюсь. Это такой азарт… — Нина, скажите, а девочка из Рыбинска, которая всегда знала, что будет жить в Москве, могла ли мечтать о такой жизни? Красивая женщина со сдержанным лукавством в глазах на миг задумывается. Красивый город, раскинувшийся за окном, кажется, тоже замер в напряжении. —  В детстве я не могла представить, какая у меня будет жизнь. Да и сейчас не знаю, что будет дальше. Наверное, если б знала, так и жила, потому как все, что я могу себе представить в деталях, у меня сбывается. Вот такое ценное качество…

Москву Нины Шацкой

с высоты птичьего полета

обозревали Мария ЕГОРОВА

и Александр ОРЕШИН (фото)

Вернуться на главную
Новости партнеров


Комментарии (1)

Гость
0/1024
  • :)
  • :(
  • :o
  • :D
  • :P
  • O:-)
  • >:o
  • :-|
  • %)
  • :'(
  • ]:->
  • :-*
  • :-X
  • 8-)
  • 0.0
  • :thinking:
  • :td:
  • :tu:
  • :-!
  • :-[
  • ;-)
  • :red:
  • :flower:
  • :music:
  • :be-quite:
  • :dead:
  • :party:
  • :gift:
Гость
22:10 Четверг, 2 июня 2016
0
0
Ответить
Гость Иду завтра в свой день рождения на концерт Нины Шацкой в Дом Музыки. Сама себе делаю такой подарок